Кирстен Данст - кто она?

Человек среди голливудских кукол...

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей и 1 пользователь
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня190
mod_vvisit_counterВчера455
mod_vvisit_counterЭта неделя645
mod_vvisit_counterЭтот месяц3846
mod_vvisit_counterВсе дни302822



Начало войны Древних


В это же время командир армии эльфов ждал подкрепления. Основные силы захватчиков всё ещё находились внутри самой столицы, и рваться туда, получив небольшое преимущество, чистой воды самоубийство. Ни горы мертвых, ни красная от крови земля, ни страдания их соплеменников не смогли тронуть сердце высокорожденных, которые пытались восстановить портал. Ксавий, что смог открыть первый, считался для всех мертвецом, но это было не так. Хоть Малфурион и смог уничтожить тело, дух принадлежал Саргерасу, который после пыток и наказаний за провал, вернул советника, только в другом обличии, создав совершенно новую расу – сатиров. Невероятными усилиями, не без помощи демона, они смогли открыть портал вновь и призвать в этот мир генерала армии падшего титана Архимонда Осквернителя, бывшего когда-то одним из трех магов триумвирата Эредаров, что прежде были свободны от скверны. Следом за демоном вошел и сам оживленный советник, тело которого преобразилось практически до неузнаваемости: копытный демон с острыми рогами и когтями. Такая внешность идеально подходила сущности коварного Ксавия. Он стал убеждать всех воинов получить «благословение» великого божества извне и стать таким же, как он сам. С присутствием Архимонда мощь пылающего легиона значительно выросла, а сатиры заполнили пустующие ряды. Армия разрушительным мором начала проноситься по землям эльфов, которое теперь не могли оказать ей сопротивления. Повторное открытие портала раздалось эхом опасности для защитников.

Варкрафт: готовимся к премьере. Часть 2

Малфурион решил прибегнуть к небывалому: попросить помощи у других младших рас, таких как таурены и дворфы. Такое предложение сыскало лишь непонимание. Кур'талос Гребень Ворона считал, что таурены, казавшиеся ему дикими зверьми, внесут в ряды лишь хаос, а алчные дворфы разграбят ослабленных эльфов и спрячутся в своих норах. Поэтому Лорд Гребень Ворона собрал столько сил сколько смог, призвав даже лунных жриц, и отправился в поход, дабы освободить Зин-Азшари от демонического присутствия.  Остановившись рядом со столицей, дабы все войны могли собраться с силами, а также получить благословение лунной богини.

Варкрафт: готовимся к премьере. Часть 2

Иллидан, всё это время находившийся подле командира, решил признаться Тиранде в своих чувствах, однако девушка не разделяла их. Разозлившись, тот вскочил на пантеру и умчался прочь, всем сердцем проклиная своего брата. Как только он скрылся от взора в дремучем лесу, Тиранда услышала звук рога, что не предвещал хороших новостей. Разведчики сообщали о небольшой группе беженцев, что пытались убежать от небольшого отряда демонов, без устали гнавшимися за своей жертвой. В срочном порядке было принято решение придти на помощь. Быстро перегруппировавшись, армия эльфов ударила в тыл. Демоны один за другим гибли под натиском стали.

Вот только это была ловушка!

Небеса скрывали истинную угрозу, которая обрушилась на охваченных битвою ночных эльфов. Малфурион вместе со жрицами пытались защищать воинов. Друид призвал силы самой природы и даже начал отбрасывать силы противника, однако, в его разум проник Архимонд, намеревавшийся уничтожить "надоедливое насекомое", но из последних сил, эльф воззвал к Матери-Земле, и темная связь была разорвана. И напоследок  Малфурион услышал слова генерала пылающего легиона:

[quote]«В следующий раз тебе, жалкий червь, никуда не скрыться! Ты обречен на неизбежную встречу со мной!»[/quote]

Варкрафт: готовимся к премьере. Часть 2

Несмотря на потери, основные силы эльфов остались живы, и было решено, что отступать больше некуда, родной город братьев Бури был уже обречен на разрушение, нужно было попытаться ещё раз перейти в наступление. Началась бойня. Ресурсы пехоты резко уменьшались, и, казалось, конец близок. Однако Малфурион, призвав все свои силы, объединился с лунной стражей и своим братом ринулся в наступление, разбив ряды противника. Враг отступил к столице. Эльфы не стали их преследовать. Теперь то они знали, что Архимонда нельзя недооценивать. Это могло быть очередной ловушкой.

Только что пережившей такое потрясение армии, нужно было срочно реорганизовываться. Тиранда вместе с другими жрицами давала благословение. Оказывая помощь раненым, эльфийка заметила, что у одного из них страшная оскверненная плоть. Спросив спутницу о том, что случилось с её другом, Шелест Ветра узнала, что он получил её ещё до нападения. Кто-то напал на воина в тылу. Сконцентрировав всю свою силу, жрица всё таки вылечила невероятную рану. И эльф поведал ей, что испытал на себе силу адских гончих, которые выжидали не его, и, услышав звук, похожий на звук кнута, быстро отступили. Тем временем Малфурион отправился в рощу, чтобы призвать аспектов на помощь. Вот его то и ждали псы и Хаккар. Вот только им помешали лунные жрицы во главе с Тирандой, которая поняла замысел генерала легиона, хотевшего захватить друида в плен. В тяжелом сражении псарь был уничтожен. Несмотря на недавнюю битву, Малфурион вошел в изумрудный сон, где нашел главу зеленых драконов Изеру. Она решила провести его на совет драконов. Не выдавая своего присутствия, друид увлёкся странным артефактом, что таил великую силу. Проникая всё глубже и глубже, эльф поразился, ведь природа артефакта была так же черна, как и природа легиона. Он всеми силами начал пытаться раскрыть пред другими аспектами истинную личину артефакта, вот только тем самым он выдал себя. Черный дракон в ярости назвал истинное имя артефакта «Душа демона». Чудом спасшийся от лап разъяренного дракона, ученик Кенария был подвержен заклятию, которое не позволяло ему открыть то, что он увидел.

В лагере Иллидан вновь попытался завоевать благосклонность Тиранды, пытаясь убедить ей, что брат погубит её и всех эльфов. Тень помешательства промелькнула в золотых глазах. Но он вновь был отвергнут,  встретив стену презрения. Это глубоко ранило эльфа. Он страдал. Всё, чего он так жаждал, досталось его недостойному брату. «А что если его не станет?». Поразившись собственным мыслям, Иллидан вернулся в лагерь. Во тьме леса скрывалась пара глаз, глаз принадлежавших Ксавию, что жаждал мести над Фурионом за свою смерть. А как можно сильнее ранить друида? Конечно же, путем коварства, внушая в голову его кровного брата ужасающие вещи.




Вернуться